Клара Блюм (китайское имя: Джу Байлан)

Описание: http://www.jewbukovina.16mb.com/Blum-1.jpgКлара Блюм (китайское имя: Джу Байлан) 27.11.1904, Черновцы – 4.5.1971, Гуанчжоу (Кантон), КНР) была дочерью состоятельного буковинского помещика и многолетнего депутата краевого сейма Иосифа Блюма и Ципре Канер-Машлер из Станислава. После развода родителей она перебралась с матерью в Вену, где училась в гимназии, а с 1923 г. изучала психологию. 

Журналистскую деятельность начала в газетах "Ostjudische Zeitung" (Черновцы), "Arbeiterzeitung", "Wiener Morgenzeitung", "Menorah"(Вена), "Judische Rundschau" (Берлин) статьями сионистской направленности. В 1929 г. стала членом социал-демократической партии Австрии, выступала за единый фронт с австрийской компартией. 

В 1934 г. за стихотворение "Баллада о покорности" Клара была награждена литературной премией Международного объединения революционных писателей - двухмесячной поездкой в СССР. Поездка растянулась на 11 лет. В Москве она встретила китайского коммуниста и театрального режиссера Джу Сяньченя, влюбилась в него и провела с ним четыре счастливых месяца. Однако вскоре он бесследно исчез, и все попытки обнаружить его, как в СССР, так и в Китае, оказались тщетными (как выяснилось позднее, он стал жертвой сталинских репрессий). 

В 1935 г. Клара Блюм принимает советское гражданство.
В 30-е годы она активно сотрудничает в антифашистских журналах "Das Wort" и "Internationale Literatur", которые выходили в Москве, завязывает тесные контакты с немецкими эмигрантами левой ориентации Йоганнесом Робертом Бехером, Вилли Бределем, Фридрихом Вольфом. В 1938 г. ее принимают в члены немецкой секции Союза советских писателей. 

После нападения Германии на Советский Союз Клара Блюм ведет большую пропагандистскую работу для Красной Армии, выступая по радио с обращениями к немецким солдатам, призывая их прекратить войну против СССР и повернуть оружие против нацистского режима. 
Изданные в СССР сборники стихов "Erst recht!" ("Лишь тогда!", 1939), "Die Antwort" ("Ответ", 1939), "„Wir entscheiden alles" ("Мы решаем все", 1941), "Donauballaden" ("Дунайские баллады", 1942), "Schlachtfeld und Erdball" ("Поле битвы и земной шар", 1944), полные боевых оптимистических мотивов, ставят ее в первый ряд немецких антифашистских авторов. 

Длительное время Клара Блюм пыталась получить от советских органов разрешение на выезд из СССР. В 1947 г. ей наконец удается собрать все необходимые документы и эмигрировать в Китай, где она надеется найти своего возлюбленного, который, по ее убеждению, вернулся на родину по заданию Компартии Китая, чтобы готовить там социалистическую революцию. Эта наивная вера вскоре была жестоко разбита, однако поэтесса остается в Китае в память о своей великой любви. 
Она работает редактором в издательстве, преподает немецкий язык в университетах Пекина, Нанкина, Гуанчжоу. В 1954 г. Клара Блюм получает китайское подданство. 

В Китае были написаны ее роман "Der Hirte und die Weberin" ("Пастух и ткачиха", 1951), созданный по мотивам китайской народной легенды, сборник рассказов "Das Lied von Honkong" ("Песня Гонконга", 1959), поэтический сборник "Der weite Weg" ("Далекий путь", 1960), которые вышли в издательствах ГДР. Вместе с Карлом Дицем она переводит образцы китайского народного эпоса, составляет антологию китайских новелл "Das chine sische Dekameron" ("Китайский Декамерон", 1958). 

В стихах 30-х годов поэтесса обращается к буковинским мотивам ("Черновицкое гетто", "Старые Черновцы", "Садагурский вундеррабби"). В дальнейшем диапазон ее творчества расширяется и принимает ярко выраженный интертекстуальный характер. Появляются переводы и перепевы из литератур народов СССР (в том числе из украинской - произведения Т.Г.Шевченко, П.Тычини, М.Рыльского), из русской, еврейской и китайской литературы, с которыми она ощущала себя связанной наиболее сильно. 

ЧЕРНІВЕЦЬКЕ ҐЕТТО 

І

Старенькі вулички снуються криво.
Бруківка горбиться й стрибає пріч.
Ліхтар темнавий блима полохливо,
Біда і жарт крокують пліч-о-пліч.

Іскряться очі на обличчях впалих.
Кафтани ветхі й бороди тремтять.
Коли вони виходять із підвалів,
Де чути стогін, сміх і гул проклять.

Сто літ минуло, як упали мури, –
Вони ж і досі загнані у кут.
Нужда за пейса їх трима понуро
В старому ґетто, що тісніш від пут. 

ІІІ

Я теж дитя єврейського кварталу.
Й пізнала все, що знає мій народ.
У мислі й знависті міцна ще змалу, –
Кую мечі я зі своїх скорбот.

Навчи, навчи мене, як вийти звідси,
Як знести голод, кволість, мук нестрим,
На всі питання легко відповісти
Лиш кодексом шляхетності самим.

До твоїх мурів я чоло схиляю,
Вслухаюсь у свою таємну суть.
У жовч свою. У мозок, що волає.
І прямо йду. Інак не може буть.

1939

(переклад Петра РИХЛА) 

Источник:
Статья Петра РЫХЛО - сайт "Bukowina Zentrum"

***

ЧУДЕСНЫЙ РАББИ САДАГУРЫ 

(перевод Е. Витковский) 

По слухам – жизнь и смерть ему подвластны, 
Он на платке летал в заморский край; 
Все недруги его всегда несчастны, 
Друзья – богаты. Вот и выбирай. 

Жена, чей муж давно ушел из дома, 
Торговец, коему грозит разор – 
Сюда идут, но нынче нет приема: 
«У рабби с Богом важный разговор!» 

В его покоях ряд менор старинных 
Залюбоваться роскошью велит: 
Бокалы просят о субботних винах, 
И о молитве – шелковый талит. 

Хозяин бородат, морщинист ликом, 
Он медлит у оконного стекла: 
Слабеет мощь в его уме великом, 
Еще недавно остром, как стрела. 

Насмешников не умудряют годы, 
Над ними власти больше нет былой, 
Цепочки древних символов природы 
Все тяжелей осмыслить Каббалой. 

Лиловые карпатские высоты 
Немыслимо прекрасны ясным днем; 
О нем поют и травят анекдоты – 
Вот пусть и дальше говорят о нем. 

Он сведущ в будущем, в грядущих далях, 
Он знает, что свершится, и когда. 
Бездетной женщине всегда, в деталях, 
Внушит, чем лечится ее беда. 

«Известья Черновицкие»! – мальчишка 
С газетами на идиш; все как встарь: 
В проулке возле ветхого домишка 
Сидит Менассе, старый чеботарь. 

А рабби перебрался к табуретке: 
Он открывает книгу не спеша; 
Читает – словно делает пометки: 
Сколь книга ни трудна – но хороша. 

Подобной книге переплет не впору, 
Подобных очень мало в мире книг. 
Тут что ни мысль – то перевал за гору: 
Но главную он все-таки постиг! 

Побагровел лицом свидетель чуда, 
Листать страницы здесь – немалый труд! 
Огромна книга, словно том Талмуда. 
Но, Рабби, это вовсе не Талмуд.* 

Москва, 1937 

*Герой стихотворения – “волшебный рабби” Исраэль из Ружина (1796–1850) (Израиль Фридман). Между тем стихотворение уроженки Черновиц, Клары Блюм было опубликовано в ее первой поэтической книге “Antwort” (“Ответ”) (M., 1939) (до того – в 1938 году в журнале “Internationale Literatur”, 1938, № l). Цензура, видимо, восприняла «толстую книгу, которая не Талмуд» как «Капитал» Маркса. Перед нами – обход советской цензуры: «Капитал» опубликован в 1867 году и является расширенным продолжением опубликованной в 1859 году работы «К критике политической экономии». Дата смерти «волшебного рабби» Израиля Фридмана в Садагуре, где он прожил последние пять жизни – много раньше – 1850. «Волшебный рабби», видимо, читает трактат „Но’ам Элимелех“, своего рода „священную книгу“, которую хасиды и сегодня кладут под подушки больных и рожениц. Книгу эту написал рабби Элимелех из Лежайска (1717–1787), хасидский цадик в третьем поколении.

Источник: http://witkowsky.livejournal.com/,

Наши партнеры 

Юлий Кошаровский история исхода