Студия "Лимонад" он-лайн

Программа работы студии включает проведение он-лайн лекций, презентаций, концертов и интервью.
Видео лекций по ссылке

Магістерська програма «Юдаїка» 

в межах спеціальності «Історія та археологія» НаУКМА 

запрошує на вступ 
 

ДЕНЬ ВІДКРИТИХ ДВЕРЕЙ он-лайн
запис за посиланням

 
 

55 лет назад был вынесен смертный приговор Адольфу Эйхману

Удостоверение Красного креста Эйхмана, выданное на имя Рикардо Клемента, ист. - Википедия

15 декабря 1961 года, 55 лет назад, Адольфу Эйхману, заведующему отделом гестапо, отвечавшего за "окончательное решение еврейского вопроса", зачитали смертный приговор, признав его виновным в преступлениях против еврейского народа, против человечности и военным преступником.

Израиль с самого момента своего становления определил одну из основных своих задач – преследование и наказание тех, кто виноват в Холокосте. Государство не собиралась ни забывать, ни прощать смерти более 6000000 евреев, замученных нацистским режимом. 

Аргентина после 1945 года стала настоящим прибежищем для нацистов. Сочувствовавший Гитлеру президент Аргентины Хуан Перон не просто закрывал глаза на въезд в страну огромного числа немцев с фальшивыми документами, но и активно помогал им скрыться из Европы. Многие бывшие нацисты даже устраивались на работу в вооружённые силы Аргентины.

По окончании войны Эйхман бежал в Аргентину. Там он собирался спокойно доживать жизнь под именем Рикардо Клемента. Он считал себя настолько неприкосновенным, не побоялся второй раз жениться на своей жене, уже под новым именем, и перевезти семью к себе. Как ни странно, именно член семьи и выдал его. Лотар был немецким евреем, был женат на немке, но это не помогло ему избежать нацистских репрессий. Несмотря на то, что он был слеп, Лотар, живя в Аргентине, интересовался событиями, связанными с поисками бывших нацистов и был в курсе, что Эйхман скрылся и находится в розыске. Поэтому, когда он услышал, что его дочь познакомилась с молодым человеком по имени Николас Эйхман, который хвастался заслугами своего отца перед Третьим рейхом, Герман сопоставил эту информацию с тем, что ему было известно, и понял, что речь идёт о сыне Адольфа Эйхмана, и сообщил о своих подозрениях.

«Моссад» выяснил, что жена Эйхмана вторично вышла замуж за некоего немца, прибывшего из Аргентины, и вскоре уехала с ним. Возникло предположение, что она вышла замуж за самого Эйхмана, сменившего фамилию и паспорт. «Моссад» направил в Аргентину своих агентов, которые выследили Эйхмана и удостоверились, что под именем Рикардо Клемента действительно скрывается сам Эйхман, а не какой-либо другой беглый нацист.

С помощью Германа был установлен адрес, по которому проживала семья Эйхмана. За домом была установлена слежка. Однако агенты сообщили, что это очень бедный район, домик тоже не подходил по их представлениям для высокопоставленного нациста, который по представлениям преследователей, вывез из Европы много денег.

Окончательное опознание Эйхмана произошло 21 марта 1960 года, когда в доме Клемента отмечали какой-то праздник. Изучив досье Эйхмана, разведчики установили, что в этот день супруги Вероника и Адольф Эйхманы должны были отмечать двадцатипятилетие своей свадьбы. 3 апреля 1960 года наблюдателям удалось незаметно сфотографировать Эйхмана возле его нового дома.

Установив местонахождение Эйхмана, израильское руководство приняло решение о его тайном вывозе из Аргентины в Израиль. Существовала опасность, что попытка добиться выдачи Эйхмана приведёт к его очередному исчезновению.

К моменту свержения Перона в 1955 году военной хунтой пронацистские настроения в аргентинской элите и особенно в силовых структурах были весьма сильными. Вероятность выдачи Эйхмана оценивалась израильтянами как очень небольшая и никто не хотел рисковать упустить его ещё раз. Кроме того, как писал Харель, Эйхмана могли выдать Германии, а через 15 лет после окончания войны нацисты в Европе стали получать очень мягкие приговоры. Израильтяне боялись, что из-за склонности немцев прощать старые грехи, Эйхман вообще уйдёт от ответственности.

Тут настала очередь "Моссада". Захват наглого преступника продолжался всего 20 секунд. После чего его отвезли в Буэнос-Айрес и допросили. Эйхман признался во всем. Спецоперация продолжалась, а бывшие нацисты, которых было немало в стране, уже начали разыскивать пропавшего. Разведке пришлось придумать, каким образом перевезти преступника в Израиль. Они устроили фальшивую автоаварию с участием пилота Рафаэля Арнона, и под видом пилота Эйхмана удалось посадить в самолет. Через несколько часов он был уже в Израиле. Тогда же премьер-министр страны Давид Бен-Гурион провозгласил, что Адольф Эйхман предстанет перед израильским судом.

В качестве подсудимого на самом крупном в истории Израиля судебном процессе предстал человек, который не был евреем и гражданином этой страны и совершил свои преступления еще до того, как возникло государство Израиль. Нашлись люди (и не только антисемиты), которые оспаривали право Израиля судить Адольфа Эйхмана, главного руководителя нацистской программы «Окончательного решения». Незадолго до окончания Второй мировой войны, когда стало ясно, что нацисты проиграли, Эйхман, как рассказывают, похвалялся перед своими сообщниками: «Я сойду в могилу с радостным сознанием того, что я убил шесть миллионов евреев».

Затяжной судебный процесс над Эйхманом ознакомил весь мир с наиболее подробными сведениями о Катастрофе. Ежедневно на протяжении всего процесса по нью-йоркскому телевидению в течение получаса сообщалось о наиболее значительных эпизодах во время судебного разбирательства. В Израиле процесс глубоко волновал все население. Перед мысленным взором многих из более чем 200 тысяч бывших узников лагерей, проживавших в Израиле, вновь оживали ужасные кошмары.

Молодые израильтяне испытывали более сложные чувства. Многим было стыдно, когда они узнавали, что большинство евреев не боролись с нацистами, и резко противопоставляли их поведение действиям израильской армии. Выражение «Они шли, как овцы на бойню» (восходящее к Тегилим, 44: 23) как бы распространялось на все шесть миллионов. Многие критики забывали, что государство Израиль смогло сохраниться потому, что его армия была заблаговременно обучена и вооружена. У евреев, схваченных нацистами, не было армии, фактически и оружия. Когда вспыхнуло восстание в Варшавском гетто, на сорок евреев часто приходилась лишь одна винтовка. Евреев, которые могли бы совершить побег из концлагерей и таким образом избежать смерти, часто сдерживала мысль о том, насколько такой поступок оправдан с моральной точки зрения: они знали, что если даже побег удастся, то в отместку будут замучены насмерть десять (или сто) других узников. Они не могли и рассчитывать на поддержку местного населения в окрестностях лагерей смерти. Польские крестьяне, которые увидели бы беглых евреев, едва ли оказали бы им помощь и, скорее всего, сообщили бы об этом нацистам.

Знаменитый политолог Хана Арендт присутствовала на многих судебных заседаниях в качестве корреспондента журнала «Нью-Йоркер», впоследствии рассказав о своих впечатлениях в книге «Эйхман в Иерусалиме: о банальности зла». В течение всего процесса Арендт поражали трудно вообразимая заурядность и «банальность» Эйхмана. Ничто в его внешности или поведении не говорило о том, что это злодей из злодеев, который по числу совершенных убийств не знает себе равных в истории; Эйхман выглядел, скорее всего, как клерк со склада.

 

Во время процесса в поддержку Эйхмана выступили многие арабские газеты. Одна из ливанских ежедневных газет, «Аль-Анбар», опубликовала карикатуру, на которой был изображен Бен-Гурион, разговаривающий с Эйхманом. Бен-Гурион говорил: «Вы заслуживаете смертной казни за то, что убили шесть миллионов евреев». Эйхман отвечает на это: «Немало людей считает, что я заслуживаю казни потому, что мне не удалось убить остальных»

 

Во время процесса в поддержку Эйхмана выступили многие арабские газеты. Одна из ливанских ежедневных газет, «Аль-Анбар», опубликовала карикатуру, на которой был изображен Бен-Гурион, разговаривающий с Эйхманом. Бен-Гурион говорил: «Вы заслуживаете смертной казни за то, что убили шесть миллионов евреев». Эйхман отвечает на это: «Немало людей считает, что я заслуживаю казни потому, что мне не удалось убить остальных». 24 апреля 1961 г. иорданская ежедневная газета «Джерузалем тайме», издающаяся на английском языке, опубликовала «Открытое письмо Эйхману», которое завершалось следующими словами: «Но будь мужественным, Эйхман, найди утешение в том, что этот суд будет однажды иметь своим следствием уничтожение остающихся шести миллионов ради отмщения за твою кровь».

Во время судебного процесса мировая еврейская общественность в целом была едина во мнении, что Эйхман должен быть казнен. Обычно в государстве Израиль смертная казнь не применяется, но за несколько лет до этого процесса исключение было сделано для нацистских военных преступников.

Уже находясь в Израиле под арестом, Эйхман описывал убийства евреев в Хелмно так: "То, что я увидел, вызвало у меня ужас. Я видел, как голых евреев и евреек гонят к закрытому автобуса без окон. После того, как дверь закрывали, включили двигатель. Выхлопной газ поступал в закрытый автобус. У меня не было слов, чтобы описать мои чувства. Все это казалось фантастикой ". Но это не помешало ему "окончательно решить" именно таким образом судьбы тысяч евреев.

Несмотря на ссылки адвоката Эйхмана на то, что смерть шести миллионов должна рассматриваться как «воля Б-жья», суд, как и следовало ожидать, признал Эйхмана виновным и приговорил его к смерти. Президент Израиля Ицхак Бен-Цви отклонил прошение о помиловании. 31 мая 1962 г. Эйхман был повешен. Перед казнью он в числе прочего заявил: «Я — идеалист».

 

Его тело было кремировано, а пепел рассыпан над Средиземным морем: Израиль не желал, чтобы могила Эйхмана стала местом паломничества нацистов и прочих антисемитов

 

Его тело было кремировано, а пепел рассыпан над Средиземным морем: Израиль не желал, чтобы могила Эйхмана стала местом паломничества нацистов и прочих антисемитов.

По материалам: jhistory.nfurman.com, Википедия

jordans for sale dress