Студия "Лимонад" он-лайн

Программа работы студии включает проведение он-лайн лекций, презентаций, концертов и интервью.
Видео лекций по ссылке

 
 

Ваад України та НаУКМА (кафедра історії)

Умови вступу на міждисциплінарну сертифікатну програму з юдаїки

 

 
 

Дов Конторер: "Уже четвертый", или будни палачей

Границы понятия "правозащитная деятельность" могут быть очень широкими. Благодаря Илане Даян и ее авторской программе "Увда" ("Факт", Второй телеканал) мы узнали в прошлый четверг, что среди израильских правозащитников – воображаемые кавычки в этом тексте читатель может расставить по своему усмотрению - имеется группа, которая целенаправленно занимается выявлением палестинцев, продающих евреям недвижимое имущество. Данные об этих людях передаются правозащитниками палестинской администрации, которая, в свою очередь, подвергает их пыткам и казням.

Осведомители прекрасно осведомлены о том, какая участь ждет выданных ими палестинцев, но это нисколько их не смущает. Они будут твердо настаивать на праве арабов скупать недвижимость в  Кармиэле, Афуле и Цфате, будут жестоко третировать общинные поселения, избегающие приема арабов в число своих членов, будут клеймить позором раввина, призвавшего жителей своего города не продавать квартиры арабам, но палестинцы, решившие свободно распорядиться своим имуществом, хладнокровно приговариваются ими к мучительной смерти. Здесь все просто: если свободное осуществление определенного права ведет к укреплению израильских позиций в Иудее, Самарии и Иерусалиме, горе тому, кто рискнет им воспользоваться. Месть израильских правозащитников будет решительной и беспощадной.

Журналистское расследование Иланы Даян показало, что речь идет о настоящей охоте, ведущейся с помощью хитроумно выстроенной системы перехвата обращений, которые поступают от палестинцев, желающих продать евреям свое недвижимое имущество. Эзра Науи, активист организации "Тааюш: арабо-еврейское партнерство", был тайно заснят по пути на встречу с арабским торговцем Мусой. Похваляясь перед своим собеседником, он сообщил: - Это не первый из тех, что ко мне обратился. Уже четвертый. А я передаю их фотографии и номера телефонов палестинской службе безопасности.

Собеседник, известный Эзре под именем Арик и выступающий  в роли его помощника, интересуется, что делает палестинская администрация с таким людьми. 
- Отлавливает и убивает, - любезно поясняет Эзра Науи. Собеседник уточняет: вот прямо физически убивает?
Следует лаконичный утвердительный ответ. Но этого мало, у Эзры хорошее настроение, ему вздумалось пошутить, и он демонстрирует владение смачным сленгом: - Сначала зубур, потом газанга. Сначала пытки, потом казнь. Ха-ха-ха. Пошутив, Эзра просит Арика подготовить камеру к скрытой съемке и снять встречу с Мусой так, чтобы было хорошо видно его лицо. Сотрудники палестинской службы безопасности должны опознать его безошибочно.

                                                                               

* * *

"Арик" был заслан в организацию "Тааюш" группой молодых израильских энтузиастов. Эту группу следует, вероятно, именовать правой, поскольку данное определение стало с некоторых пор едва ли не синонимом патриотизма в нашей стране, да к тому же в составе группы имеется немалое число поселенцев. При этом изначальный импульс к созданию группы, действующей сегодня под названием "Ад кан" ("Хватит"), вообще не имел отношения к вопросам, определяющим линию политического раздела в израильском обществе. Гилад Ах, учредитель "Ад кан", рассказал журналистам, что его старший брат, служивший в подразделении морских коммандос, умер в молодом возрасте от онкологического заболевания, полученного им в результате тренировочных погружений в Кишон, который был тогда загрязнен ядовитыми отходами химических предприятий. Это побудило Гилада заняться разоблачением преступлений, связанных с незаконным сбросом отходов, и он создал форум "Зеленый Израиль", который занялся решением таких задач.

В некоторый момент деятельность в рамках "Зеленого Израиля" заставила его обратить внимание на проблему незаконных каменоломен, создаваемых палестинцами в Иудее и Самарии. Слежка за одним из таких объектов сделала Гилада и его товарищей невольными свидетелями политической акции, проводившейся группой палестинцев при участии израильских ультралевых. Молодой офицер ЦАХАЛа, командир прибывшего на место событий патруля, был унижен и морально подавлен левыми активистами, снимавшими его с помощью нескольких видеокамер и выкрикивавшими обидные обвинения в его адрес. Гилад Ах воспринял подсмотренную им сцену как свое личное унижение и решил, что "если в современном мире видеокамера стала оружием, значит, нужно использовать это оружие в защиту Израиля".

Вместе с группой своих товарищей-поселенцев он создал организацию "Ад кан", члены которой стали собирать документальный материал о демонстрациях местных и иностранных анархистов против строительства защитной стены в Иудее и Самарии и об иных политических акциях схожего профиля. Во многих случаях им удавалось добыть неоспоримые доказательства насильственных действий, совершавшихся ультралевыми в ходе подобных акций, о которых местная и, особенно, зарубежная пресса предпочитала сообщать как о сугубо мирных изъявлении протеста. Еще чаще члены "Ад кан" могли доказать, что "стихийное буйство" палестинцев является откровенным постановочным действием, в роли режиссёров которого выступают израильские ультралевые и их единомышленники из-за рубежа. Отснятые ими материалы редко попадали в эфир, но когда они все-таки появлялись, у беспристрастного зрителя не оставалось сомнений в том, что журналисты, освещающие палестинские акции протеста, не столько отражают в своих репортажах наблюдаемые ими факты, сколько создают эти факты своим присутствием на месте событий, а иногда и более того.

Полученный в связи с этим практический опыт побудил активистов "Ад кан", многие из которых проходили срочную службу в элитных частях ЦАХАЛа, произвести более глубокое проникновение в ряд известных леворадикальных организаций, настаивающих на том, что их деятельность носит правозащитный характер (и получающих под эту деятельность щедрые гранты Евросоюза). "Арик", зарекомендовавший себя участием во многих акциях "Тааюш" и установивший дружеские отношения с Эзрой Науи, принадлежал к числу тех, кто добился в этом наибольшего успеха.

Колоритная фигура Науи хорошо знакома израильским телезрителям по многочисленным репортажам о деятельности правозащитников в Хевронском нагорье. Он бегло говорит по-арабски, дружен со многими людьми из живущих к югу от Хеврона бедуинских кланов и умеет с нужным презрением высказать в телекамеру безжалостный моральный приговор "израильской оккупации". Но, как мы убедились на прошлой неделе, умеет он и еще кое-что.

К счастью, он не единственный умелец в этой истории. "Арик" должен был заснять скрытой камерой встречу Эзры Науи с арабским торговцем, но Эзра не знал, что скрытая камера у "Арика" не одна. Та, о которой знал видный правозащитник, должна была подготовить убийственный компромат на Мусу – убийственный в прямом смысле этого слова. А та, о которой Эзра Науи не догадывался, все время снимала его самого по дороге в Мейтар, где была назначена встреча с арабским торговцем. Дорога выдалась длинная, и Эзра, полностью доверявший своему спутнику, сообщил ему много пикантных подробностей о своей правозащитной работе: - Был тут один мерзавец, Абу-Халиль. Делал делишки с поселенцами. Какие делишки? Разрешил им вспахивать землю своих дядьев, прилегающую к одному из здешних поселений. Связи у него были, да. И что, помогли ему эти связи? Теперь у него прямая связь с Господом Богом. Он уже там, наверху, у Него за столом. Как он умер? Удар с ним случился. Ну, некоторые в этом меня обвиняют. Правда ли это? Ха-ха. Не обошлось без меня, не обошлось... Что я сделал? Передал то, что нужно, Превентивной службе безопасности. У меня в вопросах такого рода нет сантиментов.

 

 * * *

Встреча с Мусой происходит в назначенном месте. Арабский торговец видит в Эзре Науи надежного  посредника. Он хочет продать евреям земли, прилегающие к одному из поселений в Хевронском нагорье. Все документы в порядке, земельные участки действительно предлагаются на продажу их законными владельцами. Науи умело играет свою игру и пытается выведать у Мусы точные данные о палестинских землевладельцах, задумавших продать землю евреям. Это важно: ведь в случае успеха Науи сможет выдать палачам из Превентивной службы безопасности ПА (Аль-Амн аль-Викайи аль-Филастыни) не только самого Мусу, но и его партнеров. Однако Муса пока осторожен, лишних деталей не сообщает, и по окончании встречи Эзра делится с "Ариком" своими сомнениями: - Взорвать ли все это прямо сейчас или продолжить игру и вскрыть сеть целиком?

Правозащитник деловито взвешивает, скольких людей он обречет на мучительную смерть лишь за то, что они, в отличие от него самого, не видят большой беды в расширении еврейских поселений Хевронского нагорья и готовы получить за счет этого свою выгоду.

После некоторых колебаний Эзра Науи связывается по телефону – все еще в присутствии "Арика" и под съемку скрытой камерой - с Насером Наваджей, давним активистом организации "Бецелем". Наваджа тоже известен как правозащитник, и нам не раз доводилось видеть его в репортажах о демонстрациях, проводившихся палестинцами при участии израильских ультралевых. Но вот оказывается, что свою правозащитную деятельность он успешно сочетает с работой сексота. Эзра сообщает ему по телефону последние новости: -  Насер, ты не поверишь, хотят продать землю евреям неподалеку от твоего дома. Ну, всех деталей я не запомнил, да ты не волнуйся – мы все засняли и записали.

Насер Наваджа назначает встречу своему информатору, на которую тот тоже является в обществе "Арика", пользующегося его полнейшим доверием. "Отличная работа, отличная!", - восхищается  палестинский правозащитник в штатском, просматривая сделанную по указанию Эзры видеозапись. Творческая мысль активиста "Бецелема" работает быстро: нужно как можно скорее назначить Мусе встречу на территории палестинской автономии, где люди из спецслужбы ПА возьмут его на месте с поличным. Эзра согласен, только сначала он хочет лично переговорить с ребятами из Превентивной службы. Например, в Яте, неподалеку от Сусии.

С проведением такой встречи что-то не срослось, и Насер отправился в Яту один, а Эзра тем временем решил навести более подробные справки о Мусе, который представился ему уроженцем Восточного Иерусалима. С этой целью он позвонил Гаю Бутавие, своему товарищу по правозащитной организации "Тааюш". Какие именно шаги планировал Бутавия во исполнение данной задачи, мы не узнáем: выслушав Эзру, он коротко ответил ему: "Понял, это не для телефона". А Эзра между тем делает еще один телефонный звонок, теперь уже напрямую одному из своих знакомых в Превентивной службе безопасности ПА: - Абдель-Хаким? Доброго здравьица, как поживаете? Это Эзра говорит, да, мы с вами встречались в Джалуде... Так вот, я сейчас возле Сусии, договорился с вашими местными ребятами, чтобы они подъехали и объяснили, что именно нам у него выспросить, как ставить вопросы.

Журналистам, готовившим данный материал к эфиру Второго канала, удалось установить, что Абдель-Хаким в самом деле умеет "ставить вопросы": высокопоставленный чин палестинской спецслужбы, он известен личным участием в пытках. Выжившие после них часто оставались инвалидами на всю жизнь. Знакомство с таким человеком совершенно необходимо израильскому правозащитнику. Но зачем Эзре понадобилось связываться с ним напрямую? Казалось бы, с помощью Насера Наваджи вся информация о Мусе и так будет передана в Яту, коллегам Абдель-Хакима. Нужны указания будут от них получены. Однако Эзра Науи – по-настоящему прилежный правозащитник. Он опасается, что собранные им сведения "не будут использованы как следует, а застрянут без проку у какого-нибудь коррумпированного офицера низового звена".

Звонок Абдель-Хакиму – контрольный выстрел в голову Мусе. Теперь ему не поможет никакая коррупция, дело в надежных руках, у Эзры нет сантиментов.

Насер Наваджа возвращается из Яты с инструкциями, важнейшая из которых – убедить Мусу в том, что тот должен принести и показать Эзре документы, подтверждающие права собственности арабских владельцев. Таким образом можно сразу же установить круг лиц, причастных к предлагаемой сделке. Науи выполняет поручение и доставляет Навадже фотокопии предъявленных ему документов. Кто сказал, что правозащитные организации схожего профиля непременно должны соперничать? "Тааюш" и "Бецелем" прекрасно находят общий язык.

 * * *

Прокомментировать показанный материал в студию Второго канала пригласили журналиста "Гаарец" Гидеона Леви, политические взгляды которого хорошо известны израильтянам, а зарубежным читателям будет достаточно  знать, что Гидеон Леви, вместе с Амирой Хасс, занимает место на самом левом фланге левой по преимуществу израильской прессы. Дальше, как говорится, стенка. Реакция именитого журналиста на репортаж, продемонстрированный в программе "Увда", была следующей: - Кое-что в этом репортаже меня, конечно, встревожило, но самым тревожным является то, что вы решили пустить эту запись в эфир... Да, случилась авария, имя которой – чрезмерная болтливость Эзры Науи, которого я хорошо знаю и, в общем-то, глубоко уважаю за его преданность благородному делу. Но ведь вы здесь предоставили трибуну маккартистской организации, члены которой строят из себя героев-разведчиков, как будто в левых кругах им действительно что-то угрожает. И что же они нашли, поставив своей задачей делегитимацию правозащитного движения? Нашли Эзру Науи, который совершил поступок, который я защищать, конечно, не стану. Да, ужасный поступок, и я его не оправдываю. Но разве только к этому сводится деятельность "Тааюш"? Разве только этим занимаются правозащитные организации? За три года вынюхивания – это все, что им удалось найти? Ну, тогда это, знаете ли, настоящая похвальная грамота правозащитникам. Подумаешь, один только Эзра Науи... Что? Насер Наваджа, активист "Бецелема"? Ну, так он палестинец, в его случае это другое дело, совершенно другое дело. А из-за одного человека наклеивать позорный ярлык заслуженным организациям правозащитников? Таков ваш профессионализм? Вместо того, чтобы показывать настоящие преступления, которые постоянно совершаются на этой земле, вы навели фокус на одного человека, который годами соприкасается с этими преступлениями, и вот - занесло его, занесло, и я не оправдываю его поступок.

Далее Гидеон Леви окончательно впал в истерику и стал с пеной у рта выговаривать Илане Даян за то, что в репортаже было отмечено героическое участие "Арика" в контртеррористической операции "Несокрушимая скала", по итогам которой тот был награжден знаком отличия командующего Южным военным округом. Не отметить этого в репортаже было, строго говоря, нельзя, поскольку речь там, среди прочего, шла о трудностях конспирации и, в частности, о том, что "Арик", который внезапно исчез с началом боевых действий в секторе Газы (он был призван на резервистскую службу), должен был придумать приемлемое объяснение этого факта для своих левых "друзей", а затем еще убедить командование Южного округа в том, чтобы оно не оглашало его имя и не показывало его лицо в ходе церемонии награждения. Гидеону Леви в этом почудилась попытка глорифицировать разоблачителя, и он долго пенял Илане Даян за то, что она сообщила зрителям "нерелевантную информацию". 

По существу сделанных им заявлений можно заметить следующее. Во-первых, реальный риск в работе активистов "Ад кан" все же есть, поскольку, как мы узнали из репортажа Второго канала, в ряде случаев на проводившихся с их участием мероприятиях появлялись бравые палестинские молодцы в камуфляже, с замотанными лицами и при оружии. Если бы эти "рыцари" узнали в присутствующем на встрече активисте "Ад кан" своего соседа-поселенца или заметили, что тот ведет съемку скрытой камерой, нетрудно догадаться, чем бы это закончилось. Эзра Науи и Гай Бутавия, кажется, не созрели пока для того, чтобы убивать израильтян своими руками, но для их палестинских собратьев это, что называется, "не вопрос".

Во-вторых, было интересно узнать мнение Гидеона Леви о том, что в случае с палестинцем Насером Наваджей "это другое дело, совершенно другое дело". Если я правильно понимаю, Леви считает, что для палестинца нет и не может быть ничего предосудительного в содействии жестоким расправам над теми, кто продает землю евреям. Это интересно и само по себе, и – особенно – в связи с тем, что в организациях типа "Бецелема" израильские ультралевые и палестинцы работают в тесном контакте друг с другом. Тем, кто сталкивается с такими организациями, полезно знать, что за некоторыми их членами видным израильским журналистом признается право на убийство.

В-третьих, разоблачением тех преступлений, подлинных или мнимых, на которые так старательно намекал Гидеон Леви, доминантные израильские СМИ заняты круглый год. Обсуждаемая программа Иланы Даян – не исключение из этого правила, но ее редактор заслуживает признательности уже и за то, что она в кои-то веки пустила в эфир материал, заставивший нервничать единомышленников Гидеона Леви и проливающий свет на закулисную сторону деятельности израильских правозащитных организаций. Это было в высшей степени поучительное зрелище, и кому-то оно, возможно, поможет заново определить отношение к законопроекту, требующему от всех этих "Бецелемов" и "Тааюшей" ясно указывать источники своего финансирования.

Эзра Науи, Гай Бутавия и Насер Наваджа – совсем не последние люди в сообществе леворадикальных израильских активистов. Конкретно Эзра Науи там - одна из первых фигур, и поселенческие группы, имевшие причины догадываться о его преступной подстрекательской деятельности, неоднократно обращались к ЦАХАЛу с требованием запретить ему посещение Иудеи и Самарии. Но формального повода к этому не находилось, и командование Центрального военного округа, которое достаточно легко выносит административные постановления такого рода против правых смутьянов (лишь за последний период их получили 11 человек), демонстрировало постыдную толерантность в отношении левого вурдалака.

Теперь, по итогам убедительного расследования, проведенного молодыми энтузиастами "Ад кан" и ставшего достоянием гласности благодаря Второму телеканалу, от израильских правоохранительных органов уместно ожидать не административного запрета на посещение Иудеи и Самарии для Эзры Науи, а внятной юридической процедуры, в которой найдется место таким статьям обвинения, как "покушение на убийство", "участие в преступном заговоре", "контакт с иностранным агентом". Легко догадаться, каким будет сопротивление этим шагам со стороны израильских правозащитников, уже показавших Илане Даян, во что они ставят свободу слова, когда та задевает их интересы, но в создавшихся условиях юридический советник правительства просто обязан настоять на уголовном преследовании Эзры Науи и его сообщников (примечание: Науи был арестован через день после написания этого текста и за два дня до его публикации.). В завершение заметим, что их список, возможно, расширится с публикацией дополнительных сведений, собранных подвижниками "Ад кан". Не факт, что они появятся в программе "Увда", на которую и так уже оказывается давление исключительной силы, но способ довести до израильского общества столь важную для него информацию непременно найдется.

Примечание переводчика:

Честь и слава Арику, разоблачившему матёрого провокатора и организатора убийств. Но почему эту работу должны были сделать ребята-любители из "Ад кан"? Где были в это время полиция, Шабак, прокуратура и прочие надзиратели за порядком и законностью? Политкорректность заела? Запугали СМИ и защитники этих самых "правозащитников" в стране и за границей?

У меня нет однозначного ответа и, соответственно, путей решения проблемы. Очевидно, что армия - "рибон" (суверен) на территориях не способна эффективно выполнять работу полиции. Необходимо распространение суверенитета государства и введение гражданской администрации по крайней мере в зоне "С", включающей всё еврейское население. Другое направление - обеспечить защиту мирных и лояльных арабов, подчиняющихся закону и  готовых сотрудничать с государством и еврейскими жителями. Без этого не приходится рассчитывать на подавление и искоренение террора.

Наконец, необходимо нейтрализовать подстрекательство "адвокатов террора", псевдо-правозащитников против государства, армии и еврейских жителей Иудеи и Самарии.

Ваше мнение?
David Maayan (Chernoglaz)

Nike Air Force 1 '07 LV8 'Double Air' White/White-Black For Sale

рубрика: