Постав підпис!
Понад 700 українських діячів звернулися до влади щодо "російського" проекту меморіалізації Бабиного Яру

 
 
 
 

Студия "Лимонад" он-лайн

Программа работы студии включает проведение он-лайн лекций, презентаций, концертов и интервью.
Подключение к студии по ссылке.
Расписание по ссылке

16 июня в 19-00.
Иосиф Зисельс.

Актуальное. Вопросы и ответы.
Часть вторая.

 

 
 
 
 

Н. Княжицкий – Что общего между садистским фильмом "Дау" и Мемориалом "Бабий Яр"

Коллаж - Эспресо.ТВ

Источник: Эспресо.ТВ

В Киеве планируют построить Мемориал Холокоста "Бабий Яр" на деньги российских олигархов.
Художественным руководителем проекта стал скандальный режиссер из России Илья Хржановский

На этой неделе в сети появились два его фильма из цикла "Дау". Они снимались в течение нескольких лет в Харькове и имеют жестокие сцены насилия, в частности над младенцами из харьковского приюта. В Бабьем Яру Хржановский планирует продолжить свои жестокие эксперименты и превращать посетителей в "палачей" или "жертв". О том, допустимы ли такие действия и может ли Мемориал памяти жертв нацизма в Киеве быть построен на деньги из страны-агрессора - в новом блоге Николая Княжицкого на Еспресо

Приветствую! Есть в Киеве одно страшное место, которое называется Бабий Яр. Эти два слова известны на весь мир, так как в этом месте нацисты расстреляли очень много людей. Более 100 тыс, как говорят историки, из которых 60-70 тысяч были евреи. Это была большая трагедия еврейского народа, большая трагедия украинцев. В Бабьем Яру расстреливали и украинских националистов, и военнопленных, и психически больных, и цыган и представителей других народов. Одним словом, огромное место, которое нуждается в правильном почитании.

Еще в советские времена советская власть делала много для того, чтобы этого чествования не было. Особенно боялись чествовать евреев. Помним, как в то время интеллигенция, украинская интеллигенция, протестовала против этого, выходила на митинги в Бабий Яр, за что людей задерживали или преследовали. Одним словом, действительно страшное место.

И давно надо было Украинскому государству сделать в этом месте мемориал, но все время до достойного мемориала по тем или иным причинам не доходили руки, или кому-то этого не хотелось. Наконец блестящий украинский историк Нахманович при поддержке Иосифа Зисельса и многих других украинских еврейских деятелей, деятелей еврейского происхождения, разработали концепцию, за воплощение которой давно борются. Но украинская власть захотела воплощать другую концепцию, которую разработали в основном российские олигархи Фридман, Ханн, украинские олигархи Пинчук и многие другие. Эту идею поддержали и Виталий Кличко, и некоторые другие украинские чиновники. Деньги на это должны дать, собственно, богатые люди, которые заработали эти деньги в Российской Федерации.

Именно поэтому украинские интеллектуалы, и украинцы, и украинцы еврейского происхождения выступили против этого, потому что считали, что Украинское государство должно помнить, как чествовать тех, кто там погиб. И сказали это еще из-за того, что не хотели, чтобы украинцев снова начали безосновательно обвинять в антисемитизме или в других преступлениях, которые советская система всегда приписывала украинцам, и в которых украинцы виноваты не были. Ведь знаем, что трагедия европейского еврейства - Холокост - инциировалась, прежде всего, нацистами, а коллаборационисты были у всех народов. К сожалению, среди украинцев тоже такие были.

Одним словом, борьба за память. И все бы ничего, если бы на прошедшей неделе, не развернулся очередной скандал. В этом мемориале "Бабий Яр", российском, поддерживаемом несколькими богатыми украинскими людьми и властью города Киева, изменилась команда. На место одним пришли другие. Среди этих других был известный российский режиссер Илья Хржановский. Ну, давно украинцы задавали вопросы, почему россияне должны строить мемориал в центре Киева, мемориал погибшим евреям, жившим в Украине, украинцам, цыганам, людям многих других национальностей. Почему это не может сделать Украинское государство?

Люди со всего мира, а также россияне, и американцы, и израильтяне - кто хочешь - могли бы жертвовать средства в такой фонд и способствовать строительству такого мемориала, но решать, что там будет должны украинцы, украинское общество многонациональное, Украинское государство, а не жертвователи. На то они и жертвователи, чтобы поддерживать идею чествования, а не навязывать идеи идеологические, потому что тогда они уже не жертвователи, а создатели нового нарратива.

Собственно, с этим нарративом очень долго велись споры о мемориале "Бабий Яр", потому что все время это хотели подать как трагедию советского еврейства. Затем нарратив, правда, несколько раз меняли на круглых столах, и я в том числе. Убеждали авторов, что Украина - часть Европы, и евреи погибали везде, а не только в Советском Союзе, и поэтому памятник уничтоженным евреям в Бабьем Яру, как и всем жертвам нацизма в Бабьем Яру разных национальностей, должен быть европейским, а не прив связывать Украины к советской истории. Частично убедить удалось, частично - нет. Команду, как видим, поменяли.

В чем же суть скандала? На прошедшей неделе, появились в сети фильмы Ильи Хржановского, которые он снимал в Харькове, фильмы серии "Дау". Почему я говорю "Дау"? Потому что задумывалось это, как снятие одного художественного фильма о великом физике Ландау по сценарию, кстати, талантливого российского писателя Сорокина, а вылилось в совершенно другое, в совсем другой проект.

На протяжении нескольких лет в Харькове была фактически построена какая-то организация, или институт, как ее называли, где за людьми подпольно и официально наблюдали. Это были не профессиональные актеры: туда брали обычных людей, которые приходили и играли атмосферу сталинского прошлого. Они жили в этой атмосфере сталинского прошлого, как они сами думали. Жили годами. А на самом деле это была атмосфера, созданная самим режиссером, где физиков играли люди с аутизмом, где украинских малых детей брали из детских домов и снимали, как якобы проводят над ними эксперименты. Очевидно, это вызвало наибольшую заботу и переживания украинцев, даже Кулебу. Уполномоченный по правам детей сделал соответствующее обращение в следственные органы. Где женщин насилуют бутылками, где множество сцен натурализма. И некоторые это считают проявлением большого искусства.

В этом фильме снимались не только непрофессиональные жители Харькова, там снимались и украинские политики - Михаил Добкин, Нестор Шуфрич, журналист Дмитрий Гордон. Зачем они на это соглашались, я не знаю, это - их выбор, но назвать то, что снято, произведением искусства очень сложно. Безусловно, сам Илья Хржановский - человек, который имеет талант, но в этом акте, фильмом назвать сложно - это 700 снятых часов в закрытом помещении, построенном только для этой съемки, гораздо больше неоправданного насилия, чем каких-то идей искусства. От сценария там конечно ничего не осталось, так как во время съемок решили отойти от сценария. А вот вышли на прошедшей неделе два фильма из этой серии: один посвящен экспериментам над детьми, а второй посвящен бытию буфетчицы этого так называемого "института", которую там насилуют, над которой издеваются якобы НКВДисты.

Когда я смотрел эти фильмы, я думал: где я это уже видел, и чем это отличается от того, что я видел? Конечно, Пазолини, "120 дней Содома". Был такой блестящий итальянский режиссер, не только режиссер, но и поэт, действительно очень талантливый человек, который в конце своей жизни почему-то решил снимать фильмы о жестокости. Но Пазолини - талант. И фильмы, которые тоже много раз были осужденными, показ которых запрещался, ну, вернее, фильм, потому что это должна была быть целая серия, но он успел снять только этот один фильм "Сало, или 120 дней Содома" о фашизме, этот фильм в конце концов был признан произведением искусства. И по сравнению с произведениями Хржановского это - искусство. А то, что снимали в Харькове, это не Пазолини.

Почему Пазолини? Потому что культ насилия или любование насилием в режиссера берет верх над его талантом и попыткой сделать художественное произведение. Насилие для него важнее. По сути, это на самом деле, если говорить честно и искренне, произведение, ну не пропагандирует садизм, а будет приятным и близким для тех людей, которые ментально или психологически является помешанными на такой перверзии, на таком отношении к миру.

Да, в фильме есть элементы искусства. Он даже получил несколько наград на фестивалях, там хорошая операторская работа, но все остальное смотреть страшно, потому что этот фильм - это и есть лицо Мордора. Режиссер это и хотел показать. Режиссер все время оправдывается и говорит, что хочет показать, насколько ужасной и тоталитарной есть советская система, и как люди, которых он заставлял повиноваться и подвергаться насилию, эти псевдоакторы, повторяют путь тех людей, которые точно так же повиновались в советской системе. Но это слова режиссера. А на пленке, назвать это фильмом сложно, совсем другое. Ну и кто за это платил.

Один из российских олигархов, который потом финансировал выборы Ксении Собчак, изложил, насколько я читал, около 100 млн долларов на этот большой эксперимент, удовольствие, фантазии потребностей творческой реализации, или, может, психологических каких-то извращений, и режиссера, и других авторов, и некоторых актеров. К настоящей любви это не имеет никакого отношения. И здесь возникает вопрос: почему выбрали этого режиссера для того, чтобы он был художественным руководителем мемориала "Бабий Яр"?

Когда смотришь на его концепцию, она напоминает фильм. Он предлагает вас, посетителей, фактически поставить в условия, когда вы из-за технических разнообразные приемы увидите себя в роли палача, коллаборациониста или и жертвы. Он ту жестокость, которая проявлялась, снова хочет использовать, якобы превращая ее в определенное современное искусство и ставя человека, даже без его воли, в условиях этого жестокого садистского эксперимента.

Ну, можно найти множество интеллектуальных оснований, чтобы объяснить это как-то иначе. А я это вижу так. Хотя на самом деле музеи жертвам должны делать люди, которые умеют любить. Если вы побудете в Яд Вашеми, музеи, посвященном мировой еврейской трагедии, в американских музеях, если вы пойдете в музей Польского восстания, посвященный полякам, погибшим во время Польского восстания во времена Второй мировой войны, то вы увидите, что делали их люди, которые заставляют вас там плакать. Они не превращают вас в палачей, они не превращают вас самих в жертв, но они умеют объяснить боль жертв и недопустимости жестокости в мире. А побороть жестокость можно только через любовь.

И у меня все время такое ощущение, что взялись за этот мемориал люди, которые не имеют никакого элемента любви, кроме попытки сделать себе пиар. Не только элементы любви к прошлому, но и элементы любви к Украине, потому что каждый, кто родился, вырос, жил на украинской земле, понимает, что это земля, недаром называлась кровавыми землями. Это земля, на которой умерли миллионы украинцев, евреев, поляков, цыган - кто только не погиб на нашей украинской земле. Все это - наши люди. И издеваться над их памятью ставить над ней творческие эксперименты недопустимо, а тем более это не должны делать граждане страны-агрессора в условиях войны. И даже не в условиях войны.

Мы - сильная нация, мы умеем любить и мы сами должны создавать собственные музеи.