Юрий Табак. Протоиереи, которых чтят евреи

"Какое счастье, что среди православных священников не было ни одного, по крайней мере здесь на суде, который явился бы и поддержал бы эти ужасные, мучительные сказки, этот кровавый навет"

Жили в Киеве два приятеля. Оба православных священника.

Один — протоиерей Александр Глаголев. Очень образованный. Профессор кафедры библейской археологии и древнееврейского языка Киевской Духовной академии. Считался одним из лучших ученых-ветхозаветников и специалистов по древнему еврейству. Автор многих трудов, знал 18 языков.

Подготовил научную экспертизу к делу Бейлиса, где доказывал, почему евреи не могли совершать ритуальное убийство.

В немалой степени благодаря экспертизам Глаголева, а также экспертов защиты – видных гебраистов-семитологов академика П. К. Коковцова, профессоров П. В. Тихомирова и И.Г. Троицкого – Бейлис был оправдан. Выступавший тогда свидетелем на процессе главный раввин Москвы Яков Мазе отметил, что согласен “по всем вопросам” с учеными, а адвокат Бейлиса Оскар Грузенберг заявил, что:

"говорил себе с гордостью — какое счастье, что среди православных священников, среди православных учёных не было ни одного, по крайней мере здесь на суде, который явился бы и своим именем священника или своим именем православного христианина или русского учёного, поддержал бы эти ужасные, мучительные сказки, этот кровавый навет: это счастье — ни одного не было… И в эти дни, когда многие испытывают те же страдания, что и я, пускай они знают, пускай они помнят, пускай они передадут своим детям, что Православная Церковь относится к евреям милостиво, что Православная Церковь знает об их законах, и ничего дурного в них не нашла, ничем не оскорбила, ничем не задела их религии. Это великое утешение гг. присяжные заседатели, и я горд, что могу высказать это христианам, могу сказать, что среди всего, что пережито мною, это был единственный светлый луч, единственная минута счастья".

Другой — протоиерей Михаил Едлинский. Он не занимался наукой, полностью посвятив жизнь церковному служению. Заботился о бедняках, напутствовал умиравших, боролся с пьянством, построил детский сад и приют. Как говорили, по его молитвам исцелялись. Советскую власть открыто называл "антихристовой" и "богоборческой".

Обоих очень почитали. Однажды это сыграло спасительную роль. Когда в 1905 году разъяренная чернь двинулась с Крещатика по Александровской улице к Контрактовой площади, к еврейским лавчонкам, чтобы устроить кровавый погром, ей навстречу двинулся небольшой крестный ход с хоругвями в руках и пением "Святый Боже…". Его возглавляли в полном облачении Александр Глаголев и Михаил Едлинский. Погромщики остановились. Священники потребовали прекратить злое, нехристианское дело. Кто-то поскидывал шапки, толпа поредела и разошлась.

Протоиерей Александр Глаголев был арестован 20 октября 1937 г. по обвинению в членстве в «фашистской организации церковников». Допрашивался 18 раз, его пытали. Он умер в тюрьме 25 ноября 1937 года.

Протоиерей Михаил Едлинский был арестован на следующий лень, 21 октября, по обвинению в "участии в контрреволюционной организации церковников-тихоновцев, подготавливающей восстание в случае войны с Германией". Его тоже пытали. Был расстрелян 17 ноября 1937 года.

Оба похоронены в общей могиле на Лукьяновском кладбище. Как шли вдвоем против погромщиков, так и лежат вместе.

Добавим только, что сын протоиерея Александра Глаголева, протоиерей Алексей Глаголев, и его близкие спасали евреев во время войны. Он остался на Подоле вместе с укрываемыми им людьми, несмотря на требование немецких властей ко всем жителям покинуть эту часть Киева. Осенью 1943 был задержан немецкими властями, дважды избит и вместе с сыном отправлен в Германию, но сумел бежать. Последствия избиений привели к его преждевременной смерти.

В 1992 году Яд ва-Шем присвоил всей семье протоиерея Алексея Глаголева – ему, жене, дочери и сыну – звание Праведников народов мира.

Яблоко от яблони…

В прекрасном смысле этого выражения.

 

Источник: ИСРАГЕО

рубрика: 

Наши партнеры 

    Юлий Кошаровский история исхода